Message
X

Это неприятная аббревиатура TIEA, Или Сводки с оффшорного фронта.

- Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать!
(c) Крылов И.А.

Кушать у нас всегда хочется одному влиятельному заокеанскому «партнеру», традиционно пытающемуся прижать своих налогоплательщиков (дабы не иссякали средства на проведение очередной военной кампании), а заодно и распространить чуть дальше свое влияние на мировую финансовую систему.

Жар из огня загребается руками марионеточных международных организаций, финансируемых и поддерживаемых США. Ярким примером является Организация Экономического Сотрудничества и Развития (ОЭСР - OECD) идущая в авангарде наступления на оффшорный сектор. Задача ОЭСР – добиться от оффшоров максимальной налоговой прозрачности, нивелировав тем самым все основные преимущества оффшорных компаний. По другую сторону баррикад – оффшорные зоны, пытающиеся, с одной стороны, удержать весьма выгодный для себя рынок оффшорных услуг, а с другой – не слишком прогневать «большого брата».

Ибо механизм влияния прост, как нокаут. ОЭСР делает очередной оффшорной юрисдикции «предложение, от которого невозможно отказаться». Страна обязуется подписать Соглашение об обмене налоговой информацией (TIEA) со страной-членом ОЭСР. Потом ещё с одной. И ещё – пока число соглашений не достигнет дюжины. После этого оффшорную зону, фигурально выражаясь, «гладят по головке» и оставляют в покое, давая нормально работать. Тем же строптивцам, которые не демонстрируют особого восторга от перспективы пилить оффшорный сук, на котором они сидят, ОЭСР угрожает внесением в «черный список» стран, отказывающихся от сотрудничества. Внесение в «черный список» в перспективе может обернуться серьёзными международными санкциями: чего-чего, а умения организовывать международное общественное мнение против стран-изгоев США не занимать.

Что на практике представляет собой TIEA? Подписав это соглашение, оффшорная зона обязуется по запросу государства-партнера раскрыть всю информацию, касающуюся некоего лица (как физического, так и юридического). Раскрытию подлежит любая информация о бенефициариях оффшорных компаний, а также учредителях, доверительных собственниках и бенефициариях трастов и фондов. Делиться информацией обязаны банки (и иные финансовые учреждения), агенты оффшорных компаний, номинальные директоры и акционеры, а также доверительные собственники. Более того, для осуществления запроса по TIEA теперь нет необходимости возбуждать дело – достаточно лишь наличия простого интереса у запрашивающей стороны.

Картина получается слишком мрачной для пятничного вечера. Пришла пора добавить ярких красок и позитива.

Ни Россия, ни Украина, ни Белоруссия, ни Казахстан не являются членами ОЭСР. В равной мере это относится ко всем остальным странам СНГ и постсоветского пространства. Следовательно, не идет и речи о каких-либо соглашениях об обмене налоговой информацией между этими странами и популярными оффшорными зонами. На сегодняшний день TIEAs остаются головной болью бизнесменов стран Запада (в первую очередь, США и Европы). Их российские коллеги могут использовать преимущества своих оффшорных компаний, не опасаясь за конфиденциальность.

Конечно, Россия ещё в 1996 году подала заявку на вступление в ОЭСР. Потребовалось 11 лет, чтобы от ОЭСР пришло приглашение сесть за стол переговоров. Это знаменательное событие имело место аж в 2007 году… Как Вы можете догадаться, «воз и ныне там».

Кроме того, даже для западных предпринимателей все не так плохо, как кажется. Несмотря на все усилия ОЭСР, интерес к оффшорным решениям на Западе отнюдь не уменьшается. Бизнес не спешит выйти из столь комфортной для себя тени, а оффшорные зоны по мере возможности стремятся эту тень сохранить, предлагая все более хитроумные оффшорные схемы и по мере возможности саботируя выполнение подписанных соглашений. Как говорится, «гладко было на бумаге, но забыли про овраги, а по ним ходить».